?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Чуть более 110 лет назад, летом 1905 года, в работе «Zur Elektrodynamik bewegter Körper» (Annalen der Physik und Chemie, Jg. 17, 1905, S. 891–921) - русский перевод: «К электродинамике движущихся тел» - Альберт Эйнштейн (1879–1955) сформулировал основные положения специальной теории относительности, позволяющей говорить о единстве пространственных и временных отношений и об их связях с системами отсчета.



Корпус работ по теории относительности в русском переводе собран в двух томах "Собрания научных трудов" А. Эйнштейна, вышедших в издательстве "Наука" в 1965-1966 гг. (в серии "Классики науки").


В первой трети XX века на русском языке были выпущены как труды самого А. Эйнштейна по теории относительности (специальной и общей), так и работы разъясняющего и популяризирующего характера. Отметим среди них брошюру А. Эйнштейна Принцип относительности ("О специальной и общей теории относительности. Общедоступное изложение"), вышедшую в 1921 году в переводе на русский язык, осуществленном С.И. Вавиловым; выдержавшее за короткий срок несколько изданий исследование отечественного ученого Ореста Даниловича Хвольсона «Теория относительности А. Эйнштейна и новое миропонимание» (Л., 1922; 1925. В настоящее время переиздана: М.: Либроком, 2013), а также изданную в 1922 году  в Петрограде брошюру Эрнста Кассирера «Теория относительности Эйнштейна» (Zur Einstein'schen relativitätstheorie: Erkenntnistheoretische betrachtungen. Berlin, 1921; современное переиздание) в переводе Е.С. Берловича и И.Я. Колубовского (которые известны также переводами на русский язык работ Г. Риккерта)

(1922 г. В настоящее время переиздана).

Особый интерес данная работа Э. Кассирера представляет в связи с тем, что на нее неоднократно ссылался А.Ф. Лосев в своем капитальном труде "Античный космос и современная наука" (М., 1927. Переиздана в 1993 г. в издательстве "Мысль").



В частности, Кассирер делает весьма интересное историко-философское сравнение для разъяснения представлений об атоме: "Но для единства значения атома вовсе и нет надобности в таком единстве образа; оно достаточно обеспечивается и притом в гораздо более строгом логическом смысле уже тем, что выясняется, что здесь повсюду господствует  одно общее отношение, своеобразная "форма" связи, которая в качестве таковой может обнаруживаться и оправдываться в самых разнообразных содержаниях. Атом в этом отношении оказывается именно  не минимумом бытия, но относительным минимумом меры. Именно один из основателей новой философии Николай Кузанский с истинным спекулятивным глубокомыслием предусмотрел и выявил ту функцию и задачу атомизма, которые последний поистине выполнил лишь в истории естествознания. Основные черты учения Кузанского о бесконечном и об единстве противоположностей в бесконечном покоится всецело на этом представлении о принципиальной соотносительности всех определений величин - на совпадении наибольшего и наименьшего" (при этом Кассирер ссылается на первый том своего фундаментального труда Das Erkenntnisproblem in der Philosophie und Wissenschaft der neueren Zeit (1906; 1910; 1922), где изучению философии Николая Кузанского посвящена первая глава первой книги)).

Кроме указанных работ обратим внимание и на достаточно редко встречающееся издание: книги профессора физики при Коллегии св. Игнатия в Фалькенбурге Теодора Вульфа (1868-1946) "Теория относительности Эйнштейна в общедоступном изложении" (Берлин, 1923)



Отметим также, что в 2015-м году в очередной раз была переиздана работа А.А. Фридмана "Мир как пространство и время" (1923, 1965, 2015).


Количество публикаций, посвященных изложению и анализу специальной теории относительности в первой четверти ХХ века увеличивалось стремительными темпами. И уже в 1923-м году в «Вестнике социалистической академии» на двадцати страницах была опубликована статья В.А. Базарова «Обзор научно-популярной литературы по теории относительности».  

В своей капитальной работе "Античный космос и современная наука" Алексей Федорович Лосев привел список литературы по теории относительности. Позволим себе привести этот фрагмент целиком: "Я не излагаю здесь принципа относительности даже с той его принципиально философской стороны, которая необходима для моего исследования. Но да будет мне позволено привести главнейшую (главным образом, популярную, да и то не всю, но только мне известную) русскую литературу по этим вопросам: А. Эйнштейн. Основы теории относительности, пер. проф. Η. Н. Андреева. Петрогр., 1923. Его же. Принцип относительности, пер. под ред. А. П. Афанасьева. Петрогр., 1921. Его же. О специальной и общей теории относительности (общедоступное изложение), пер. под ред. проф. С. Я. Лифшица. М., 1922. Его же. Эфир и принцип относительности, пер. А. П. Афанасьева. Петрогр., 1921. Его же. Геометрия и опыт. Петрогр., 1922.; «Новые идеи в физике». № 3. СПб., 1914 (статьи В. Бурсиана, И. Классена, А. Эйнштейна, Джильберта, Н. Льюиса, Р. Тормэна, Ф. Франка). «Новые идеи в математике». № 5. СПб., 1914 (статьи Г. Минковского, М. Лауе, Е. Гентингтона, Р. Д. Кармикаеля и Ф. Клейна). Там же, N 7. СПб., 1914 (статьи К. Кайе, В. Варичака, Г. Тимер–динга, А. Брилля и Н. Умова). А. Эддингтон. Пространство, время и тяготение, пер. проф. Ю. Г. Рабиновича. Одесса, 1923. Э. Борель. Пространство и время, пер. под ред. Η. Н. Андреева. М., 1924. Макс Борн. Теория относительности Эйнштейна и ее физические основы. Петрогр., 1922. Я. И. Френкель. Теория относительности. М., 1922. В. Фредерикс. Общий принцип относительности Эйнштейна. Общие основания. М., 1924. Он же. Инерция и тяготение с точки зрения теории относительности Эйнштейна. Петрогр., 1923. А. Фридман. Мир, как пространство и время. Петерб., 1923. Р. Леммель. Принцип относительности, пер. под ред. проф. Я. И. Френкеля. Ленингр., 1924. Проф. Е. С. Лондон. Принцип относительности. Петрогр., 1922. Е. Фрейндлих. Основы теории тяготения Эйнштейна, пер. под ред. В. К. Фредерикса. М. — Петрогр., 1924. Проф. Б. П. Герасимович. Вселенная при свете теории относительности. Харьков, 1925. Б. Дюшен. Теория относительности Эйнштейна. Берл., 1922. Т. Вульф. Теория относительности Эйнштейна. Берл., 1923. О. Д. Хвольсон. Теория относительности А. Эйнштейна и новое миропонимание. Петрогр., 1922. Акад. П. П. Лазарев. Физические основания принципа относительности. М., 1922. И. Леман. Теория относительности, пер. И. Румера. М., 1922. Николай Морозов. Принцип относительности и абсолютное. Петерб., 1920. Он же. Принцип относительности в природе и в математике. Петерб., 1922. П. Ленар. О принципе относительности, эфире, тяготении (критика теории относительности), пер. под ред. проф. А. К. Тимирязева. М., 1922. Проф. А. В. Васильев. Пространство, время, движение. Исторические основы теории относительности. Петрогр., 1923. В. К. Фредерикс и А. А. Фридман. Основы теории относительности, вып. I. Тензориальное исчисление. Ленингр., 1924. Э. Кассирер. Теория относительности Эйнштейна, пер. Е. С. Берловича и И. Я. Колубовского. Петрогр., 1922. Анри Бергсон. Длительность и одновременность (по поводу теории Эйнштейна), пер. А. А. Франковского. Петерб., 1923. С. А. Аскольдов. Время и его преодоление («Мысль», т. 3. Петрогр., 1922). Теория относительности и ее философское истолкование. Статьи Морица Шлика, В. А. Базарова, А. А. Богданова и П.С. Юшкевича. М., 1923. С. Ю. Семковский. Теория относительности и материализм. Харьков, 1924. Теория относительности и материализм. Сборник статей (И. Орлова, М. Планка, А. Тимирязева, А. Гольцмана и 3. Цейтлина). Ленингр., 1925. А. Мошковский. Альберт Эйнштейн. Беседы с Эйнштейном о теории относительности и общей системе мира, пер. И. Румера. М., 1922. П. Флоренский. Мнимости в геометрии. М., 1922. А. Пуанкаре. Последние мысли, пер. под ред. А. П. Афанасьева. Петрогр., 1923.
— Нет нужды особенно говорить о том, что выведенная мною диалектика принципа относительности не зависит ни в какой мере от фактического состояния науки в современный момент. Из того, что в последние два десятилетия некоторые физики увлекались теорией относительности, ровно ничего не следует. Этой теории не было несколько столетий, и несомненно, ее еще тысячи раз опровергнут, так как любителей опровергать истину всегда было сколько угодно. Но какие бы опыты Майкельсона ни удавались» диалектика все равно требует теории относительности. И пусть хоть сто тысяч физиков и механиков обрушатся на меня, все–таки теория относительности математически мыслима. А это и есть все. Раз она мыслима теоретически, — чем вы застрахованы от того, что попадете в реальное неоднородное пространство? Это — дело факта и, след., дело в значительной мере случая".

О некоторых из упомянутых в этом перечне книг мы уже говорили, но, например, брошюра Ф. Ауэрбаха "Пространство и время. Материя и энергия (Элементарное введение в теорию относительности)" (пер. С.И. Вавилова. М., 1922) в этот список не вошла.


(подробнее: 1, 2). А книга  Б.М. Гессена "Основные идеи теории относительности" вышла в свет в 1928 году, уже после издания лосевского "Античного космоса" (опубл. в 1927-м году).

В это же самое время стали формироваться и философские трактовки некоторых положений и выводов теории относительности. Так, например, весьма характерным явлением в этом отношении было издание в 1923-м году сборника статей Шлик М., Базаров В.А., Богданов А.А., Юшкевич П.С. «Теория относительности и ее философское истолкование» (этот сборник упоминается в списке А.Ф. Лосева). В русском переводе статьи Морица Шлика "Время и пространство в современной физике" есть специальный раздел "Отношения к философии", а статья А.А. Богданова "Принцип относительности с организационной точки зрения" развивает основные положения учения о тектологии как всеобщей организационной науке, излагавшегося в его многочисленных работах. В статье П.С. Юшкевича "Теория относительности и ее значение для философии" положения и выводы специальной теории относительности соотносятся с философией эмпиризма, но, в то же самое время, автором анализируются предлагаемые Кассирером и Петцольдтом точки зрения на возможность использования новых достижений применительно к высказывавшемуся еще Протагором положению о субъективных основах "меры всех вещей".

Особое внимание следует обратить на работы известных отечественных мыслителей о. Павла Флоренского «Мнимости в геометрии» (1922; переиздано в 1991) и уже упоминавшийся выше труд А.Ф. Лосева «Античный космос и современная наука» (1927), в которых представлены специфические интерпретации широко обсуждавшихся проблем, связанных с теорией относительности. С кратким изложением истории создания "Мнимостей в геометрии" читатель может познакомиться здесь, а более подробно как о самой книге, так и историческом контексте ее появления и бытования, можно узнать в  статье С.М. Половинкина "Реальность 1920-1930-х годов и «Мнимости геометрии» священника Павла Флоренского" (Альманах София. Вып. 1. Уфа, 2005)

В «Античном космосе…» А.Ф. Лосев творчески подходит к целому ряду положений, высказанных в упоминавшемся издании Э. Кассирера, в том числе и о диалектике. Так, например, А.Ф. Лосев подчеркивает логическую связь принципов диалектики и выводов теории относительности: «Как раньше диалектика требовала у нас по категории единого (сущего) неделимой делимости, по категории подвижного покоя — астрологии, по категории самотождественного различия — алхимии, так сейчас, по категориям величины, времени и пространства, диалектика требует теории относительности. Как только мы положим вместо алхимии — учение о непревратимости элементов, т. е. станем навязывать фактам смысловые функции и тем убивать смыслы, и как только вместо Эйнштейна согласимся с Ньютоном, т. е. абсолютизируем пространство, убивши тем самым и живой смысл, и живую фактичность пространства,— так наступает конец диалектике, которая не терпит ни движения и овеществления смысла, ни уничтожения и логизации факта». Кроме этого, А.Ф. Лосев весьма своеобразно трактует проблему т.н. "ограниченности мира": «Можно сказать и так: по мере приближения к пространственной границе мира все больше и больше уменьшается тот масштаб, которым мы измеряем пространство. И это уменьшение идет до бесконечности, так что, сколько бы мы ни приближались к границе, мы никогда ее не достигнем, а тем не менее она — подлинная и необходимая реальность. Впрочем, если угодно, можно признать также и возможность выхода за пределы мира. Однако это есть скорее не выход, а некое специфическое изменение того же самого мира. Современная физика, основываясь на принципе относительности, мыслит себе величину тела не абсолютной, но зависимой от движения. Тело укорачивается в направлении своего движения».

В «Античном космосе…» А.Ф. Лосев упоминает работу Богораз (Тан) В.Г. «Эйнштейн и религия. Применение принципа относительности к исследованию религиозных явлений» (1923). В этой работе в основном представлен этнографический материал, но автор специально подчеркивает: "В изучении религиозных явлений теория относительности Эйнштейна представляет возможность нового неожиданного и до сих пор не бывшего невозможным подхода...". Однако, в целом, в данной работе собранный материал сопоставляется с точки зрения как "бытийствования", так и "восприятия" в пространственном и временном аспектах. Так, например, автор иллюстрирует "вневременное совпадения бытия" на примере христианской догматики с явным нарушением четко зафиксированной семантики богословской терминологии: "Не менее рельефным совпадением различных ипостасей является пресуществление Христовой плоти и крови в причастии, причем церковная доктрина с особенною настойчивостью подчеркивает, что в хлебе и вине именно плоть и кровь живого бога и в плоти и крови - само божество. Таким образом, Христос, воплощаясь в причастии, имеет не две и не три, а несчетное число ипостасей, постоянно возникающих и тотчас же исчезающих снова" (с. 72).
Значимость специальной и общей теории относительности для анализа собранного этнографического материала автор поясняет в 10-й главе своей работы.

Современный исследователь В.П. Визгин подчеркивает специфические черты, характерные для этого исследования В.Г. Богораза,  следующим образом: "В.Г. Богораз полагал, что, как и в теории относительности, пространственно-временные особенности религиозного мира основаны на «измерительных данных в религиозных явлениях». Но эти «измерительные данные» – иллюзия, скорее, метафора. Правда, метафора полезная, позволяющая обнаружить нетривиальные пространственно-временные структуры в религиозно-мифологических построениях. В заключение ещё одна цитата в подтверждение сказанного: «Только теория относительности даёт возможность применить измерительный метод к религиозным явлениям, ибо она устанавливает, что каждая система S, каждая область явлений имеет своё собственное пространство и своё собственное время, и только с этой точки зрения можно исследовать измерительные данные в религиозной области»". К этой же работе В.Г. Богораза А.Ф. Лосев возвращается в своей "Диалектике мифа".



Указанные работы А.Ф. Лосева и о. Павла Флоренского вызвали целый ряд негативных оценок (Гр. Баммеля, В.Г. Фридмана и др.), публиковавшихся в различных изданиях на рубеже 1920–1930-х годов. На одной из такого рода книг – работе В.Г. Фридмана "Теория относительности и антирелигиозная пропаганда" (М., 1932) хотелось бы остановиться несколько подробнее. 



Автор данной книги делает серьезные упреки в адрес о. Павла Флоренского в связи с его своеобразной интерпретацией результата опыта Майкельсона: "Итак, Флоренский считает, что неудача опыта Майкельсона есть окончательное торжество старой системы мира Птолемея. Конечно этого ученого попа интересует здесь не Птолемей, а то, что учение Птолемея совпадаем с церковным, с библией. Но Флоренский здесь допустил большую вольность и не пожелал понять настоящего  смысла принципа относительности. Сам Эйнштейн, как мы это сейчас увидим, сделал из неудачи опыта Майкельсона (и других ему подобных) совсем совсем другие выводы; но эти выводы из-за их нейтральности по отношению к тому, что происходит в природе независимо от человека, из-за махизма Эйнштейна открыли лазейку для религиозных "изысканий" вроде фантазий Флоренского" (с. 19-20). В вопросе интерпретации лоренцева сокращения В.Г. Фридман весьма своеобразно подчеркивает ошибочность взглядов о. Павла Флоренского: "Словом, Флоренский основывается не на теории относительности Эйнштейна, а на какой-то собственной "теории" выворачивания тел (и мозгов Флоренского) через самого себя. Ничего общего с настоящей наукой рассуждения Флоренского не имеют; но, повторяем, нет никакого сомнения в том, что эти "научные" упражнения Флоренского (и ему подобных) стали возможны лишь благодаря махистской методологии теории относительности, и это лишний раз показывает, что современное буржуазное естествознание не только не может опровергнуть религию, но является в ряде случаев даже ее пособником" (с. 60).

Следом за этим пассажем, "достается" и "Античному космосу" А.Ф. Лосева:  «Достаточно хорошо известный идеалист-«диалектик» А. Лосев стоит на точке зрения, близкой точке зрения Флоренского... Здесь мы имеем дело со стопроцентным субъективным идеализмом и поповщиной. Классовая сущность этих упражнений А. Лосева и им подобных очевидна. Вот, можно сказать, злонравия (церковного) достойные плоды, плоды религиозного мракобесия и умоисступления» (с. 60). Не оставляет без своего внимания автор и упоминавшуюся нами ранее книгу Б. Гессена (с. 67, 129-130), а 21-я глава книги полностью посвящена беспощадному "разбору" книги В.Г. Богораза. Весьма характерными для того времени являются заключительные строки этой главы: "Пролетарское, марксистско-ленинское естествознание (подлинное естествознание) последовательно и сознательно материалистическое, а не пробавляющееся лишь стихийным материализмом (как это имеет место в буржуазном естествознании), полностью опровергает какие бы то ни было попытки протащить религию под флагом якобы науки" (с. 120).

Сохранились воспоминания внука о. Павла Флоренского - П.В. Флоренского - относительно этой самой книги: "Когда-то, еще в 70-ые годы, я показал А.Ф. Лосеву книгу Фридмана «Теория относительности и антирелигиозная пропаганда» (М., 1932) именно те места, где Фридман поносит деда и Лосева, и стал подхихикивать над стилем фридмановских разоблачений. А Лосев заплакал: «Вот ты смеешься, а ведь это был такой ужас!»" (опубл. в альманахе "София").

В уже упоминавшейся статье С.М. Половинкина собраны и иные "характеристики", дававшиеся в различных работах того времени о. Павлу Флоренскому и А.Ф. Лосеву: «Неудивительно, что теории относительности он [Лосев] дает явно мистическое истолкование и при этом ссылается на книгу Флоренского «Мнимости геометрии»... Лосев является философом православия, апологетом крепостничества и защитником полицейщины» (Х.И. Гарбер Против воинствующего
мистицизма А.Ф. Лосева (1930)); «Сторонники теории относительности Эйнштейна развили бешеную кампанию в защиту ветхозаветной космогонии, утверждая, что мир конечен, что объективно, вне нас, не существует вовсе пространства и времени, что истинной оказывается не коперниковская, а птолемеевская система» (Гр. Баммель На философском фронте после Октября (1929)); «Такой черносотенный идеалист, как Лосев, в книге, вышедшей в Москве в 1927 г. («Античный космос и современная наука»), ссылается на другого попа Флоренского, на его книгу «Мнимость в геометрии». Сам от себя Лосев прибавляет рассуждение о том, как теория относительности приводит неизбежно к платонизму» (Э.Я. Кольман Политика, экономика и... математика (1930)); «П.А. Флоренский – не просто рядовой поп, это ученейший воин черносотенного православия, махрового идеализма, беспросветной мистики... Выходит, что наши редакторы не сумели раскусить Флоренского. Зато его прекрасно понял небезизвестный вождь истинно русского идеализма А.Ф. Лосев» (Э.Я. Кольман Против новейших откровений буржуазного мракобесия (1933)
).

Разумеется, нельзя обойти стороной и работы А. Тимирязева, которые публиковались в различных сборниках, в том числе и в сборнике "Теория относительности и материализм" (Л., 1925)




Перечислим лишь некоторые статьи, вошедшие в этот сборник: И. Орлов Задачи диалектического материализма в физике, А. Тимирязев Принцип относительности, А. Гольцман Эйнштейн и материализм, И. Орлов Существует ли актуальная бесконечность? З. Цейтлин Теория относительности А. Эйнштейна и диалектический материализм.

Разумеется, в настоящем обзоре не ставилась задача охватить и охарактеризовать все издававшиеся в первой трети ХХ века работы по теории относительности. Мы упомянули лишь некоторые из наиболее примечательных книг и те материалы, которые в той или иной степени были  связаны с именем А.Ф. Лосева.


Comments

( 3 comments — Leave a comment )
niktoinikak
Jun. 29th, 2017 05:52 am (UTC)
Ну, одно то, что автор рассуждает о научном значении подлейшего сумасшедшего бреда - "Мнимостей в геомерии" и положительно упоминает ещё более подлую статью законченного мерзавца Половинкина показывает и доказывает подплинтусность интеллекта автора.
niktoinikak
Jun. 29th, 2017 05:57 am (UTC)
Ещё смешнее "рассуждения" автора о "творчестве" Лосева. Этот человек увлекался 2-мя вещами - логическими выкрутасами и животным антисемитизмом. Ни то ни другое творчества не предполагает и в нём не нуждается. Лосев в 1-ой ипостаси делал ценные работы - например прекрасные комментарии к Платону - но о каком творчестве может идти речь в текстах человека, к истине не только равнодушного, но и её ненавидящего?
Естественно, его там и нет.
niktoinikak
Jun. 29th, 2017 06:01 am (UTC)
Ссылаться" всерьёз на "Мнимости", находить в этом мерзком бреде какие-то "идеи" может только сумашедший или законченный мерзавец. Половинкин очевидно 2-ое. Лосев видимо и 1-ое и 2-е.
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

лого
losevka
Библиотека "Дом А.Ф. Лосева"
Website

Latest Month

September 2016
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Jamison Wieser